Ижевская геоинформационная система Регистрация Авторизация

Блог Ижевска

Новости и статьи о нашем городе
КАРТА Ижевска
ТРАНСПОРТ
ПРЕДПРИЯТИЯ
РАСПРОДАЖИ
БЛОГ
СЛОИ на карте
ЗАПИСЬ к врачу
Блог Ижевска

6. Под сенью старых тополей

Автор: Редакция портала IGIS • Дата публикации: 05.02.2014

Всякого, кто впервые приезжает в Ижевск, поражает своей красотой огромный пруд, который многие по ошибке принимают за естественное озеро. Ошибка в том, что Ижевский пруд не произведение природы, а дело человеческих рук и труда. Трудно представить, что на месте, где сейчас раскинулась его зеркальная гладь, два столетия назад находилась обширная долина,по которой в лесистых берегах протекала извилистая река Иж.

Когда в 1760 году приступили к строительству новой железоковательной фабрики, первой заботой оказалось создание водохранилища: ведь единственной механической силой на заводах того времени были водяные двигатели. Чтобы создать необходимый запас воды, было решено запрудить реку Иж.

Весной, после спада полой воды, на место строительства завода согнали сотни крестьян из приписанных к заводу деревень. Им предстояло расчистить дно будущего пруда и «затворить» реку плотиной. Начались дни каторжного труда. «Звонко стучали топоры, с треском валились могучие деревья. Там натужно волокли толстое бревно, зацепив его веревкой, здесь лопатами рыли котлованы для будущей плотины. У крутого берега уже начинали укладывать на дно котлована две бревенчатые параллельные стены. Сюда подвозили на телегах красную жирную глину, сваливая ее в пространство между стенами и утрамбовывая токарями (по-местному — чекмарями). Глину брали тут же, в обрыве берега. Выше плотины сотни людей расчищали от леса низкую пойму реки, тяжелые бревна стаскивали на пригорок, ближе к плотине, сжигали сучья, оставляли только низкие пни, которые потом скроются на дне пруда, под водой».

Тяжелая изнурительная работа шла с утра до ночи, вручную, под надзором надсмотрщиков с тяжелыми палками в руках. Ни усталость, ни возраст, ни болезни во внимание не принимались. Недаром говорили, что заводская плотина построена на человеческих костях. Посмотреть как развивался город вы можете на старых картах Ижевска (http://www.etomesto.ru/udmurtiya/), там же, в режиме онлайн, вы можете совместить схемы с современной картой  города.

Она сооружалась по всем правилам тогдашней гидротехники. Были устроены шлюзы для спуска паводковых вод, так называемые вешняки, главный ларевой прорез, через который вода поступала по деревянному желобу на наливные колеса, установленные в стоявших ниже плотины фабриках (цехах) завода. Малый ларевой прорез обеспечивал поступление воды на лесопилку.  Академик Даллас, посетивший Ижевский завод в 1773 году, дал высокую оценку плотине и искусству ее строителей.

Первоначально плотина имела в длину 267 сажен (570 м) и ширину 13 сажен (27,7 м). Этого было достаточно для получения того уровня воды в пруду, который обеспечивал работу тогдашнего количества заводских механизмов.

Но когда в 1807 году на базе железоковательного завода стал строиться оружейный завод, запас и уровень прудовой воды потребовался больший. Поэтому в 1815 году, рассмотрев вопрос, «в каком положении находится заводская плотина, яко главнейшее заводское строение, на котором основывается вся целость завода», и «достаточно ли действующей воды в пруде на предполагаемое число водяных машин», заводское начальство пришло к выводу, что «должно принять меры к возвышению нынешней плотины до трех аршин и к расширению оной».

В 1816—1824 годах плотину перестроили. Она была удлинена до 303 сажен (646,6 м) и расширена до 14 сажен (30 м). Со стороны пруда по всей длине плотины забили сваи, которые были затем обвязаны продольными брусьями. В пространство между образовавшейся стенкой и старым телом плотины плотно затрамбовали глину. Сверху шел слой речного песка. Около вешняков, для предохранения их от напора льда во время весеннего спуска воды, устроили специальное заграждение, так называемый двор. Все эти работы выполнялись солдатами «двух здешних подвижных инвалидных рот», заводскими мастеровыми, непременными работниками и вольнонаемными «жителями завода обоего пола», которым платили за труд по 40 копеек в день.

«...За всем тем в ненастное время, а особливо весною и осенью, бывает на плотине большая грязь, препятствующая удобному проходу мастеровых, работающих в заводских фабриках». Поэтому в 1835 году на проезжей части плотины устроили каменное шоссе с водостоками и каменные тротуары для пешеходов.

Долгое время на плотине не было никакой зелени. Лишь в начале 900-х годов здесь насадили молодые тополя, которые теперь разрослись и образовали тенистую аллею.

Много поколений ижевских рабочих прошло по плотине за два столетия ее существования. Немало слышала она горьких слов и жалоб, немало видела горя и слез.

В тяжелые годы безработицы на ней, возле главных заводских ворот, толпились сотни жаждущих получить хоть какую-нибудь работу, чтобы прокормить голодающую семью. Иные, отчаявшись, кончали жизнь самоубийством, другие пытались хоть как-то выразить свой протест. В апреле 1909 года рабочий Дмитрий Русов ударом топора убил шедшего по плотине помощника начальника оружейного завода генерал-майора Васильева, после чего бросился с моста над вешняками, чтобы лишить себя жизни. Но стремительный поток воды вынес его в Иж,откуда он был вытащен в бессознательном состоянии, с переломанными костями.

«Я признаю себя виновным в том, что с обдуманным ранее намерением лишил жизни генерал-майора Васильева, — заявил Русов на следствии. — За последнее время начальство завода стало давать населению мало работы, снижало расценки. Виновником бедственного положения рабочих я считал высшее начальство и в особенности начальника заводов генерала Савостьянова. Помню, год назад он говорил рабочим: «Я вас обую в лапти». В нынешнем году я задумал убить Савостьянова, чтобы этим обратить внимание на безработицу в нашем селении. Сэтой же целью убил и Васильева. Ни к каким политическим партиям я не принадлежу и сообщников не имею. О задуманном даже близким родным не говорил» .

От стихийного выражения протеста рабочие все чаще переходили к организованным действиям. В Ижевске с 1905 года стала действовать подпольная организация социал-демократов. Вскоре на плотине стали раздаваться революционные песни — «Варшавянка», «Смело, товарищи, в ногу». Так было в 1905, в 1906. Так было в семнадцатом.

В 1918 —1919 годах Ижевск дважды оказывался в лапах белогвардейцев и дважды его освобождала доблестная дивизия Владимира Азина. Реввоенсовет республики, награждая легендарного начдива высшей боевой наградой— орденом Красного Знамени, в приказе от 10 марта 1919 года отметил как особую его заслугу то, что он «сумел стремительным ударом ошеломить противника и не дать ему выполнить коварный план разрушения знаменитой плотины и завода». В оперативной сводке штаба Второй армии от 8 июня 1919 года также с удовлетворением отмечалось, что при освобождении Ижевска от колчаковцев «плотина цела, противник в беспорядке отступает».

7 ноября 1919 года ижевские рабочие собирались на плотине на свою первую октябрьскую демонстрацию. Как писала тогда «Ижевская правда», «заводская плотина представляла из себя сплошную массу, среди которой выделялись бесчисленные красные знамена». По традиции плотина и сейчас является местом формирования колонн машиностроителей в дни первомайских и октябрьских торжеств.

Рукотворный памятник многим поколениям ижевских рабочих и наш живой современник — вот что такое прудовая плотина, самое древнее сооружение в Ижевске.

СИМВОЛ ГОРОДА-ТРУЖЕНИКА

Ижевск обязан своим возникновением прославленному заводу. До революции поселок так и именовался официально: Ижевский завод. Поэтому стройная башня, венчающая старинный заводской корпус, как бы воплощает образ Ижевска. Не случайно ее контур можно видеть почти на всех эмблемах, посвященных нашему городу.

Архитектор Семен Дудин задумал центральный корпус с башней как объединяющий архитектурный центр города. Замыкая собой перспективу главной магистрали (нынешней Советской улицы), заводская башня надолго определила архитектурный силуэт Ижевска и имела для него такое же композиционное значение, как для Петербурга знаменитая адмиралтейская игла. Прекрасно смотрится башня исо стороны пруда, летом отражаясь в его зеркальных водах, а зимой вырисовываясь стройным силуэтом сквозь пургу, метущую над его ледяной равниной.

Ансамбль заводских зданий, сооружавшийся в общей сложности с1809 по 1844 год, состоит из центрального четырехэтажного корпуса и двухбоковых трехэтажных флигелей, соединенных с ним вставками. Обращенные фасадом к пруду, корпуса эти вытянулись вдоль плотины в одну линию на протяжении 350 метров. В гармонии и строгой пропорциональности этого архитектурного комплекса проявился недюжинный талант С. Дудина. По словам одного из исследователей истории уральской промышленной архитектуры Н. Алферова, ансамбль Ижевского завода «по величине, удобству в производственном отношении, красоте и градостроительной роли... можно считать одним из уникальных не только на Урале, но и в России вообще» .

Особенно интересен в архитектурном отношений основной, четырехэтажный корпус, построенный в 1811 — 1815 годах. Об этом здании в описи тех лет говорится, что на нем «выстроена башня с деревянною на ней арматурою и шпилем, обитым белой жестью, на коем имеется медная маковица с железным гербом». Огромный монолит здания не производит впечатления тяжеловесности благодаря постановке гораздо ниже уровня плотины, удачно найденному членению фасада и умелому применению архитектурных приемов. Очень простые по рисунку карниз и поясок, отделяющий два верхних этажа от двух нижних, ритмичное чередование широких полукруглых окон с узкими прямоугольными, впадины, соединяющие попарно окна двух смежных этажей, — все эти скромные и экономичные приемы оживляют фасад и избавляют его от унылой монотонности. Зато очень сочно и выразительно акцентирована центральная часть здания: торжественная колоннада из 10 мощных полукруглых пилястр поддерживает богато профилированный антаблемент и двухъярусный аттик, служащий подножием стройной круглой башни, которая увенчивает все здание и придает ему законченный вид. Изящная по силуэту башня состоит из трех поставленных друг на друга, уменьшающихся в диаметре объемов и завершается высоким шпилем в виде дорической колонны, что создает впечатление устремленности ввысь. Прорезанные в нижнем, более массивном ярусе башни высокие проемы - звоны (в них помещаются колокола заводских часов-курантов) усиливают впечатление легкости и изящества сооружения.

В ночь на 18 марта 1834 года от неосторожного обращения с огнем в помещении главного корпуса вспыхнул пожар, уничтоживший всю внутренность здания и деревянные надстройки на башне. От страшного жара во многих местах растрескались стены и своды, обвалились штукатурка и лепные украшения на фасаде и даже расплавились колокола установленных за год до этого «боевых» башенных часов-курантов. С. Е. Дудину не довелось видеть гибели своего детища (за несколько лет до катастрофы, в августе 1825 года, он скончался). Восстановление обгоревшего здания было поручено командированному из Петербурга подполковнику корпуса инженеров путей сообщения Ефимову.

В результате реставрации (май 1836 — сентябрь 1837 гг.) здание приняло тот вид, который в основном сохранился до наших дней. К нему был пристроен не существовавший до этого мост-арка, служащий «всходом с плотины в четырехэтажный корпус», возведена каменная лестница, ведущая в здание со стороны заводского двора.

На башне была установлена «взамен сгоревшей деревянной, кованая железная арматура», изготовленная на заводе по рисунку чертежника Петра Трубенкова. Она представляет замысловатую композицию, составленную из боевых знамен, оружия и воинских доспехов, и служит напоминанием о трудовом вкладе ижевских оружейников во все победы русского оружия, начиная с Отечественной войны 1812 года. (Документы скупо упоминают имена мастеров-умельцев, выполнивших это своеобразное произведение кузнечного Искусства: Федора Андреева, Аленбека Иванова, Степана Богатырева, Алексея и Николая Федосовых, Самойлы Матвеева и Аники Мусаломова.

За сто тридцать лет железо, из которого была сделана арматура, проржавело и совершенно обветшало. Уникальному украшению грозила гибель. Поэтому летом 1966 года, при очередном капитальном ремонте башни, старую арматуру бережно сняли и по ней с документальной точностью была сделана новая, из нержавеющей стали. Эту тонкую и сложную работу выполнили умельцы нашего времени:  Петр Шибанов,  Ахнамутфин Ахматшин, Григорий Оксенбейн, Геннадий Васильев и Александр Кузнецов. В октябре 1967 года монтажники А. М. Погудин и Ф. А. Яхин установили арматуру на прежнем месте, обойдясь при этом без каких-либо лесов или подмостков.

Верх башни увенчан пятисаженной колонной с квадратной капителью, на которой помещен «медный шар 16-ти вершков в диаметре, позолоченный чрез огонь червонным золотом» (на его позолоту пошло восемнадцать червонцев-«лобанчиков»). Над этим шаром был водружен «сделанный из железа с позолотою российский герб —двуглавый орел», расписанный, как и арматура, местным живописцем Андреем Самотохиным.

В 1838 году на отремонтированной башне были вновь установлены часы-куранты. Их (как и предыдущие, погибшие в огне пожара) сделал безвозмездно 74-летний «отставной галантерейный и штамповый мастер» Шиотц, в помощь которому был отряжен мастеровой Родион Глушков. Для курантов былзакуплен в Казани набор из десяти колоколов. Самый большой из них весит свыше 8 пудов и предназначен для отбивания полных часов. Остальные, различные по весу и специально подобранные по тональности, каждую четверть и полчаса проигрывают гамму. 5 июля 1838 года куранты были пущены в ход и действуют без серьезной реставрации вот уже 130 лет. Их мелодичный перезвон каждый день в положенное время плывет над городом, как бы донося к нам сквозь толщу годов голострудолюбцев-предков.

За полтора столетия построенные Дудиным корпуса много раз ремонтировались и перестраивалась. В 1842 — 1843 годах капитан А. П. Семенов возвел запланированный, но не построенный Дудиным правый (западный по отношению к башенному корпусу) трехэтажный флигель. Николай I утвердил для него другойч ертеж фасада. Согласно этому чертежу одновременно был переделан и фасад левого флигеля. Однако эти частичные переделки не нарушили общего композиционного замысла, предложенного основным автором. Возведенный Дудиным ансамбль и поныне является одной из достопримечательностей Ижевска.

Год за годом, десятилетие за десятилетием отсчитывала старая башня мерным боем своих курантов. Размеренно работал механизм часов. А между тем сменяли друг друга поколения заводских рабочих... И вот наступил день 16 июня 1919 года, когда они сняли с башни ненавистную эмблему царского самодержавия. Железный хищник-орел был отвезен на пароходе на середину пруда и под ликующее пение революционных песен потоплен в его водах. На вершине башни торжественно водружен штандарт Советской Республики, сейчас замененный алым полотнищем государственного флага СССР.

ЗДАНИЕ-ВЕТЕРАН

Полтора столетия — возраст почтенный даже для каменного здания. А если все эти долгие годы оно исправно служит людям, то почтения заслуживает еще более. Вот одно из таких зданий-ветеранов.

...Вскоре после основания А. Ф. Дерябиным Ижевского оружейного завода возник вопрос о постройке «каменного арсенала для хранения огнестрельного и белого (холодного) оружия». Проект был составлен С. Е.Дудиным. Летом 1823 года приступили к постройке здания.

Талантливый архитектор и градостроитель С. Дудин проектировал арсенал с учетом роста «будущего города Ижа». Учитывая, что здание со временем врастет в черту города, зодчий выбрал для него обширное поле на самом возвышенном месте прилегающей к заводу округи, чтобы гармонично связать огромное по размерам здание с запланированной здесь просторной площадью (нынешняя площадь им. 50-летия Октября).

Дудин заботился о том, чтобы его произведение украшало собой будущий город. Три фасада здания решены им в строгих традициях русского классицизма и имеют совершенно одинаковую композицию: в центре — торжественные шестиколонные портики с треугольными фронтонами, а по бокам — слегка выступающие крылья ризалиты. Плоскость стен оживляют лепные карнизы-сандрики над оконными проемами и рустованные простенки между окнами. Оригинальна и разумна планировка арсенала, имеющая форму гигантской буквы «П», раскрытой к югу. Благодаря этому «палаты» всех трех частей здания получают в течение дня максимум естественного света, а потому удобны для работы.

Замысел архитектора воплощала артель каменщиков во главе с подрядчиком крепостным Алексеем Бруснигиным. Это был умный и сметливый человек, каких немало встречалось среди закрепощенных крестьян России, достаточно грамотный (судя по собственноручно подписанным им бумагам). Ежегодно расчетливый барин князь Урусов отпускал его из балахнинской вотчины на оброк в отхожий промысел, получая немалые доходы. С 1813 года артель Бруснигина каждое лето работала в Ижевске. Она возвела все заводские здания и Александро-Невский собор. По отзыву заводского начальства, Бруснигин «всегда обязанности свои исправлял без упущения, рачительно и вел себя добропорядочно».

К осени 1824 года здание арсенала было вчерне готово. Император Александр I, приезжавший в октябре этого года в Ижевск, осмотрел в числе других зданий также и арсенал и вынужден был воздать должное таланту архитектора, наградив его орденом Владимира 4-й степени. Летом 1825 года здание было отделано снаружи и внутри, и 27 октября в Ижевскую оружейную контору поступил рапорт об окончании строительства. Ввиду смерти Дудина рапорт был подписан его помощником А. П. Беляниновым.

В течение многих десятилетий в здании арсенала хранилось, упаковывалось в специальные ящики и затем отправлялось в воинские части сделанное ижевскими рабочими оружие. Одна из его палат представляла собой своеобразный музей, где собирались образцы всех видов оружия, выпускавшегося заводом, эталоны его отдельных частей, железных и стальных заготовок, инструмента, а также модели заводских механизмов.

В годы первой мировой войны в связи с расширением производства в здание арсенала была перемещена с основной территории завода ложевая мастерская. Название «ложевая» прочно закрепилось за зданием и бытует до сих пор, хотя звучит теперь анахронизмом.

Сейчас значительная часть бывшего арсенала передана краеведческому музею. После реставрации старинному зданию будет возвращен первоначальный облик. Тогда оно отлично впишется в ансамбль нового центрального района Ижевска.

СТАРЕЙШЕЕ В ГОРОДЕ.

В глубине сквера, примыкающего к Дворцу культуры машиностроителей, затерявшись в тени белоствольных берез, стоит приземистое каменное здание. Небольшое по размерам, оно выглядит еще меньше в соседстве с массивом Дворца.

Заводские ведомости начала прошлого века  именуют его «каменной денежной кладовой». Указана и дата постройки — 1807 год (в некоторых документах указывается, впрочем, год 1804). Выходит,  это здание — ровесник заводу и во всяком случае самое старое в Ижевске. Здесь, в сводчатых казематах со стенами полутораметровой толщины, хранилась некогда заводская казна.

В 1852 году денежная кладовая была перестроена в гауптвахту, где заводское начальство держало неугодных ему «смутьянов и бунтарей» из рабочих и солдат. Двор был обнесен высоким и глухим кирпичным заборам. Перед воротами стояли полосатая будка часового и два полосатых столба: на одном ветер раскачивал фонарь, на другом висел сигнальный, на случай тревоги, колокол. Стремясь как-то скрасить это мрачное здание, заводской архитектор И.Коковихин, которому была поручена перестройка денежной кладовой, нарядно оформил восточный фасад.

Перед зданием расстилалась унылая голая площадь с монументом генерал-фельдцейхмейстеру. Лишь в 1881 году, как уже говорилось выше, здесь был заложен общественный сад (нынешний сквер Дворца). В 1885 году здание гауптвахты было переоборудовано под хлебопекарню, кухню и столовую местной гарнизонной команды, а перед революцией здесь помещалась управление Ижевского лесничества.

Сейчас в самом старом здании Ижевска находится вполне современное учреждение — производственное управление газового хозяйства.

ПАМЯТЬ О ДНЯХ ПУГАЧЕВСКИХ

Причудливое здание, похожее на сказочный теремок, виднеется среди деревьев между улицами Щорса и Коммунаров. Старожилы по привычке до сих пор называют его «крестиком», хотя давным-давно не видно на нем ни креста, ни других культовых атрибутов. Далеко в прошлое ушли те времена, когда здесь была загородная часовня с громоздким названием «Крестовоздвиженсная», и сейчас уже никто не помнит, когда и почему ее здесь поставили. На этот вопрос дают ответ пожелтевшие листы архивных документов.

В семидесятых годах XVIII столетия, когда Урал и Приуралъе были охвачены огнем пугачевского восстания, народный гнев обрушился на головы не только помещиков и крепостннков-заводчиков, но и мирских захребетников —попов и монахов, — проводников насильственной христианизации нерусских народов.Там, где проходили повстанческие отряды, кострами пылали помещичьи усадьбы, а нередко подвергались разгрому и «святые обители» — монастыри и церкви. Поэтому, когда летом 1774 года Пугачев, переправившись со своими основными силами через Каму, без сопротивления овладел Воткинским заводом и двинулся на Ижевск, ужас обуял не только заводское начальство. Духовенство единственной тогда в поселке деревянной Ильинской церкви поспешило припрятать главную церковную ценность —большой «крест напрестольный серебряный златопозлащенный». Он был зарыт в лесу «верстах в двух от завода, по направлению к северо-востоку».

Может, люди, прятавшие крест, погибли или сбежали из поселка. Может, у них попросту отшибло со страху память, когда Емельян Иванович победно вступил в Ижевск, только место это оказалось потерянным. Лишь спустя сорок с лишним лет, в сентябре 1817 года, крест наконец был найден, и предприимчивые попы, конечно же, объявили его «чудесно спасшимся благодаря произволению божьему». На месте «чудесного обретения» креста поставили каменный памятник, а в 1879 году вместо него была сооружена часовня.

К тому времени местность эта находилась за чертой поселка и именовалась Соловьевскими полями, очевидно, по фамилии владельца покосов. Ежегодно в начале осени, в день религиозного праздника воздвиженья, к часовне устраивались многолюдные крестные ходы, приносившие в мошну «святых отцов» немалые доходы. После революции по требованию трудящихся Ижевска эти процессии были прекращены, часовня закрыта.

Здание бывшей часовни «крестик» — любопытный памятник, напоминающий не только о пребывании в Ижевске легендарного «мужицкого царя», но и о страхе, который испытали сильные мира сего перед бурей народного гнева, потрясшего устои крепостнической Российской империи.

ПО ПРОЕКТУ АКАДЕМИКА РУСКА...

При всей популярности кинотеатра «Колосс» едва ли кто знает, что здание, в котором мы смотрим сейчас фильмы, имеет давнюю и небезынтересную историю. Она начинается в далеком XVIII веке, когда в центре крохотного поселка при железоковательном заводе, как раз на том месте, где сейчас стоит кинотеатр, высилась рубленная из бревен церковь — «Ильинская, Екатерининская тож». Здесь 27июня 1774 года ижевский работный люд с почетом встречал войско народного героя Емельяна Пугачева. Предание донесло до нас подробности этой встречи: «У церкви были настланы холсты, на столе расставлена хлеб-соль. Зазвонили в колокола. Толпа при его приближении опустилась на колени. Пугачев, слезая с лошади, сказал: «Вставайте, детушки, я ведь не воевода, я царь крестьянский». Здесь же он учинил суд и расправу над притеснявшими народ заводскими начальниками.

Во время майского пожара 1810 года церковь сгорела. Заводское начальство вместе с духовенством запланировало выстроить здесь собор, соименный царствовавшему тогда Александру I.  Архитектор С. Е. Дудин составил проект и смету строительства на сумму 113 тысяч рублей.

Не дожидаясь утверждения проекта в Петербурге, ижевские власти организовали народ на рытье котлована под фундамент будущего собора. Их рвение было несколько охлаждено полученной из столицы бумагой, в которой говорилось: «Построение обширной и великолепной церкви, стоющей знатных издержек, было бы излишним в столь глухом и отдаленном краю, где Ижевский завод находится, и для того... дозволено употребить только до 30 тысяч рублей». Царь, утверждая это решение, предписал взамен грандиозного Дудинского проекта послать в Ижевск уменьшенный план одной из церквей города-крепости Кронштадта, сооруженной придворным архитектором Луиджи Руска.

Яркий представитель классицизма в русском зодчестве, академик Л. Руска (1758—1822) внес заметный вклад в формирование архитектурного облика невской столицы, возведя в ней ряд крупных построек, в том числе Кавалергардские казармы и манеж, перестраивал и отделывал знаменитые Таврический и Аничков дворцы. Александро-Невскому собору, построенному в Ижевске по его проекту в 1820—1823 годах, также присущи типичные черты классического стиля: строгие пропорции основных объемов, простота и ясность линий, лаконичность декоративной отделки и особенно торжественные шестиколонные портики входов. Руководивший строительством С. Дудин внес в проект некоторые изменения, удешевившие постройку:  вместо гранитных плит и ступеней, белокаменных капителей и баз у колонн он применил чугунные, отливавшиеся здесь же, на заводе.

Много людей различного звания и положения перебывало в стенах собора за 107 лет его существования. Бывали здесь изредка и «персоны из царствующего дома»:  в 1824 году император Александр I, приезжавший инспектировать завод, в 1837 году — будущий царь Александр II, тогда еще наследник престола. В его свите, кстати, находился известный русский поэт, друг А. С. Пушкина,Василий Андреевич Жуковский...

После Великой Октябрьской революции, в соответствии с волей народа, многие культовые здания были изъяты из рук церковников и стали использоваться для хозяйственных и культурных надобностей. В марте 1929 года был закрыт и Александро-Невский собор в Ижевске. После небольшой перестройки здания (была снята колокольня) в мае 1930 года в нем открылся кинотеатр, которому 23 октября того же года было присвоено наименование «Колосс». Позднее, в 1937 —1938 годах, в связи с тем, что его зрительный зал по своей акустике оказался неудобным для демонстрации звуковых фильмов, здание было реконструировано и приняло тот вид, какой имеет сейчас. Автор проекта реконструкции архитектор П. М. Попов сохранил основные черты архитектурного стиля старинного здания. Благодаря этому оно и поныне остается интересным памятником русского зодчества первой четвертипрошлого века и находится под охраной государства.

РОВЕСНИК АРСЕНАЛА

На углу нынешних улиц М. Горького и Ленина стоит двухэтажное каменное здание с закругленным фасадом, выходящим на обе улицы. Детали его архитектурного решения — лепные сандрики над окнами, рустованные простенки между окнами, наконец, сама прорисовка оконных проемов — роднят его по стилю со зданием бывшего арсенала. Точная дата постройки этого здания неизвестна, но стилевое сходство позволяет предположить, что оно построено примерно в то же время, что и арсенал, либо чуть позднее — в 30-е годы. В пользу последнего предположения говорит тот факт, что дом этот принадлежал купцу Егору Новикову, который в 1836—1837 годах был подрядчиком при восстановлении пострадавшего от пожара башенного корпуса завода. Вполне возможно, что именно тогда он построилсебе этот особняк. После смерти Новикова дом перешел к наследницам, которые в 1871 году продали его частному лицу. Позднее особняк этот был куплен Ижевско-Нагорным волостным правлением, которое и размещалось здесь до самой революции. Каменные лавки, пристроенные еще Новиковым к южному торцу дома, были приспособлены под арестное помещение — «чижовку», или «кутузку», как называли его обыватели.

В советское время в бывшем здании волостного правления долго находилась типография. Ныне в нем помещается исполнительный комитет Ижевского городского Совета депутатов трудящихся.

Здание представляет интерес как образец гражданскойа рхитектуры первой половины XIX века.

Опубликовано комментариев - 2
Нина Петровна
Почему дата публикации 2014год?По тексту где-то 60годы 20века
Марданова Гульнара
Здравствуйте, Нина Петровна. В данном случае дата публикации означает публикацию на сайте. На самом деле, конечно, книга довольно старая. Выходные данные книги: Ижевск, краеведческий очерк. О.В.Севрюков. Издательство "Удмуртия", Ижевск 1972.

Похожие материалы

[05.02.2014]

1. Про Ижевск

Писать о родном городе так же трудно, как рисовать портрет близкого человека: кажется, хорошо знакома не только каждая черта, но и малейшая черточка дорогого тебе лица, а посмотришь на сделанное и видишь, что все-таки чего-то не хватает. Когда несколько лет назад я задумал написать книгу об Ижевске, мне казалось, что она выльется из-под пера без особых затруднений: ведь с этим городом связана вся...
[05.02.2014]

2. Город вырастает из поселка

 Передо мной — старинный план. Витиеватые надписи, сделанные непривычным для глаза узорчатым шрифтом, многословные объяснения, своеобразное обозначение рельефа, традиционная «роза ветров» — все это приемы, характерные для картографов XVIII века. Итак, возраст плана — два столетия. Срок, что и говорить, немалый! И все же как знакомы очертания обширного водоема и ...
[05.02.2014]

3. История улиц Ижевска

К началу двадцатых годов в Нагорной части было уже девять улиц, а в Заречной — не менее шести. Особенно быстро росли улицы Береговая, Базарная и Куренная, лежащие ближе к пруду и более удобные для строительства по рельефу. Они вытягивались все дальше на север, и к 1812 году уже вобрали в себя деревню Русскую Подборную, стоявшую на берегу веселой песчаной речушки Подборенки, что пересекала вя...
[05.02.2014]

4. Город вырастает из поселка

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему хорошо знакомые площади, улицы, переулки названы так, а не иначе. Направляетесь вы, скажем, в кинотеатр «Спартак» посмотреть новый фильм. Едете в автобусе по улице Азина в Ленинском районе Ижевска (бывшаяЗарека). — Будочный переулок! — громко объявляет кондуктор. Будочный? Вы с удивлением смотрите в автобусное окно: почему «Б...
[05.02.2014]

5. Город вырастает из поселка - 2

Лишь после революции облик улицы стал быстро меняться к лучшему. Изменилось и ее название. В декабре 1918 года она была переименована в Коммунальную, а в 1936 году в память о скончавшемся тогда Алексее Максимовиче Горьком ей было присвоено имя великого пролетарского писателя. Параллельная улице М. Горького Красная улица до декабря 1918 года именовалась Куренной. В этом названии, которое упоминает...